Печать
 
 
История всех до сих пор существовавших обществ и государств была историей социального паразитизма небольших групп людей, взявших за основу своего мировоззрения и деятельности корысть, жадность, личное обогащение любой ценой.
 
Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, бизнесмен и наемный работник, угнетающий и угнетаемый являлись питательной средой для социальных паразитов – лиц, живущих за счет общества и государства, не предоставляющих ничего взамен, которые для обеспечения своей личной безопасности создавали вечный антагонизм  друг к другу других людей, толкали их на непрерывную, то скрытую, то явную борьбу друг с другом. Эта борьба никогда не приводила к переустройству всего общественного здания, вела лишь к общей гибели борющихся групп людей и непомерному обогащению и безответственности социальных паразитов, мирских захребетников.
 
В предшествующие исторические эпохи мы находим почти повсюду намеренное полное расчленение общества на различные сословия,- целую лестницу различных общественных положений. В Древнем Риме мы встречаем патрициев, всадников, плебеев, рабов; в средние века - феодальных господ, вассалов, цеховых мастеров, подмастерьев, крепостных; в настоящее время – супербогатых и бедных, нищих граждан, постоянно разоряющихся предпринимателей, и к тому же почти в каждом из этих социальных групп есть свои особые градации.
 
Общество постоянно изменяет свою структуру, от демократический организации оно может перейти в состояние автократического режима, затем стать феодальным, рабовладельческим и наоборот. Имущественные противоречия никогда не уничтожаются, так как организаторы социальных столкновений и катастроф черпают из всего личную выгоду, и сохраняют монополию на  механизм распределения общественных благ.
 
Все исторические и современные общества описываются соотношением: «вождь – племя».
 
Усиление вождя приводит к гибели племени. Усиление племени приводит к гибели вождя. В качестве вождя может быть император, царь, президент, олигарх, криминальная группировка, захватившая государство для своего произвола.  Нарушение этого соотношения ведет к гибели племени или его руководства. Экология баланса этого соотношения заключается в организации и поддержании непрерывного дискурса (дискуссии, прямого общения и обсуждения) и взаимной оценки вождя и племени с позиции глобального экологического принципа (ГЭП - не вредить другим и себе). В таком случае идет экологическое (нравственное) развитие человеческой цивилизации.
 
Исключение экологической этики (экоэтики), основу которой составляют:
 
глобальный экологический принцип (ГЭП) - не вредить другим и себе;
глобальный этический принцип (ГэП) - вести себя надо так, чтобы не вредить другим людям и себе;
нравственное правило «Три С» - не вредить себе (С1), соседям (С2), среде обитания (С3) ни мыслью (М), ни словом (С), ни делом (Д); созидать для себя (С1), соседей (С2), среды обитания (С3) мыслью (М), словом (С), делом (Д);
 
С1 + С2 + С3
 
М + С + Д
 
из отношений вождя и племени ведет к их взаимной гибели.
 
Нарушает этот экологический баланс социальный паразитизм, который сам является продуктом длительного процесса развития, ряда переворотов в способе производства и обмена.
 
Современная государственная власть - это только комитет, управляющий общими делами мизерного паразитарного сословия, сложившегося на планете Земля.
 
Социальные паразиты сыграли в истории чрезвычайно отрицательную роль. Они повсюду достигли господства, разрушали все феодальные, патриархальные, идиллические, гражданские отношения. Безжалостно разорвали они капиталистические путы, привязывавшие человека к другому человеку, и не оставили между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного "чистогана", жажды наживы, денег любой ценой. В ледяной воде эгоистического расчета потопили она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности, гражданской гордости, частной созидательной инициативы. Они превратили личное достоинство человека в меновую стоимость и поставили на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу низкооплачиваемого наемного труда, нищеты и бедности, сделали собственность незащищенной, медицину недоступной, образование заменили функциональной безграмотностью населения. Любой бизнес стал завершаться катастрофой. Словом, эксплуатацию, прикрытую религиозными и политическими иллюзиями, они заменили ограничением потребления и безудержным собственным потреблением. Нищета и бедность стали настоящим и печальным будущим для всего человечества. Везде практикуется бесстыдное самоизбрание и бессовестное самоназначение прислуги социальных паразитов на доходные места.
 
Социальные паразиты лишили священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, учителя, священника, поэта, человека науки, полицейского, военного они превратила в своих платных наемных работников.
 
Социальные паразиты сорвали с семейных отношений их трогательно сентиментальный покров и свели их к чисто денежным отношениям, вымогательству, шантажу, паразитизму.
 
Социальные паразиты показали, что грубое проявление силы в отношении лиц, устанавливающих несправедливость, вызывающее страх мести за произвол, нашло себе естественное дополнение в лени и неподвижности, игнорировании чужих страданий. Они впервые показали, что государства могут стать инструментами подавления и ограбления общества. Они создали фабрики лжи, правительства обмана. Государственные службы безопасности обернули в инструменты контроля хозяйственной и финансовой деятельности, кражи избирательного права, намеренного обнищания населения, ограбления предпринимателей по всем правилам юриспруденции.
 
Социальные паразиты не могут  существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно, производственных отношений, а стало быть, и всей совокупности общественных отношений. Напротив, первым условием существования всех прежних промышленных групп было сохранение старого способа производства в неизменном виде. Беспрестанные перевороты в производстве, непрерывное потрясение всех общественных отношений, вечная неуверенность и движение отличают эпоху экономического паразитического человека от всех других. Все традиционные виды ручного и умственного труда, доверительные  отношения, вместе с сопутствующими им, веками освященными представлениями и воззрениями, разрушены. Все  возникающие вновь оказываются устарелыми, прежде чем успевают окостенеть. Все созидательное и солидарное исчезает, все священное оскверняется, злоба и ненависть друг к другу переполняет людей. И мы приходим, наконец, к необходимости взглянуть трезвыми глазами на свое жизненное положение и свои взаимные отношения.
 
Потребность в ограничении потребления и неограниченность в собственном потреблении гонит социальных паразитов по всему земному шару. Всюду должны они внедриться, всюду обосноваться, всюду установить связи и ограничения роста благосостояния людей.
 
Социальные паразиты сделали собственное сверх-потребление и ограничение потребления людей космополитическим. К великому огорчению национальных государств они вырвали из-под ног промышленности национальную почву, перенесли ее места с дешевой рабочей силой, закрыли рабочие места в национальной промышленности многих стран мира. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, - отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей, удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием. Национальная односторонность и ограниченность становятся все более и более невозможными, и из множества национальных и местных литератур образуется одна всемирная литература.
 
Социальные паразиты быстрым усовершенствованием всех орудий производства и бесконечным облегчением средств сообщения и общения вовлекают в цивилизацию все, даже самые отсталые нации и этнические группы, продвигая их недалеких представителей на руководящие посты, они, пользуясь их родовой и клановой сплоченностью, грабят коренные народы.
 
Недоступность денег - вот та тяжелая артиллерия, с помощью которой они разрушает все китайские стены и принуждает к капитуляции самую упорную ненависть этнических групп и народностей к иностранцам. Под страхом гибели заставляют они все нации отказаться от национального производства. Заставляют их жить в долг, на кредиты, утрачивать собственность, постоянно испытывать дефицит денег. Словом, они создают  себе мир благополучия, а для всего населения планеты лагеря бедности, нищеты, ограниченного передвижения и перемещения. Концентрационные лагеря нового типа стали нормой, невозможность покинуть собственное жилище из-за отсутствия денег, и постоянных внеправовых запретов – медицинского фашизма (нового порядка постоянных ограничений под искусственной угрозой массовых заболеваний).
 
Социальные паразиты разрушили деревню, превратили ее в дачи и скудные садоводства, ликвидировали сельский уклад жизни и самообеспечение людей. Натуральное и подсобное хозяйство сделали недоступным для всех. Они создала огромные города, в высокой степени увеличили численность городского населения, запретили населению жить деревенской и хуторской жизнью, иметь свое хозяйство и жить своим трудом, не платя всяческих даней и налоговых сборов. Так же как деревню они ликвидировали, так развитие и полуразвитые страны они стали превращать в неразвитые. Противопоставили красный коммунистический Юг капиталистическому Северу, чтобы развязать новую убийственную войну.
 
Социальные паразиты все более и более уничтожают раздробленность средств производства, собственности и населения. Они ограничили население в потреблении, образовании, культуре, здравоохранении. Стали изымать собственность крупного и среднего бизнеса, ликвидировали мелкий бизнес. Необходимым следствием этого была политическая централизация. Независимые, связанные почти только союзными отношениями области с различными интересами, законами, правительствами и таможенными пошлинами, оказались сплоченными в одну нацию, с одним правительством, с одним законодательством, с одним интересом небольшой группы лиц сдерживать рост благосостояния людей, не давать им свободно перемещаться по всему миру, быть свободными и счастливыми людьми. Таможенные границы для населения закрыты, и только паразиты свободны в перемещении на частных самолетах и яхтах.
 
Социальные паразиты менее чем за сто лет своего господства создали многочисленные армии ненужных людей, работающих буквально за питание. Рождение одного ребенка в семье стало приговором к бедности,  рождение второго стало дорогой к нищете. Покорение сил природы, машинное производство, применение химии в промышленности и земледелии, пароходство, железные дороги, углеводородная, электрическая и атомная энергетика, освоение для земледелия целых частей света, приспособление рек для судоходства, информационно-коммуникационные сети, компьютеры, связь, средства массовой информации социальные сети окутали всю планету, сложили глобальную экономику. Но доступ к высокооплачиваемым рабочим местам стал ограничен. Высокотехнологическую рабочую силу стали заменять на эксплуатацию дешевого и низкоквалифицированного труда мигрантов.
 
Итак, мы видели, что средства производства и обмена, на основе которых сложился капитализм, перераспределены в собственность небольшой группы лиц, спрятавшихся за назначенными магнатами, олигархами и миллиардерами. Деньги стали мерилом правды, справедливости, солидарности и извратили суть общественных отношений – взаимное доверие и созидание.  Они приобрели свойство идеологии-технологии, в них стали верить как в Бога. Произошла демотивация производительных сил, моральное разложение специалистов и управленцев.
 
Современное капиталистическое общество, с его безнравственными  отношениями, направленной нищетой и бедностью, создавшее как бы по волшебству глобальную экономику и коммуникации, походит на волшебника, который не в состоянии более справиться с идеологией-технологией сверхвласти денег, вызванной его заклинаниями. Вот уже несколько десятилетий история промышленности и торговли представляет собой лишь историю возмущения современных производительных сил против современных производственных отношений, против тех отношений собственности, которые являются условием существования капитализма. Достаточно указать на рукотворные кризисы, которые, возвращаясь периодически, все более и более грабят население планеты, обесценивая их труд и достижения. Во время очередных экономических кризисов каждый раз уничтожается значительная часть накоплений людей, ликвидируются рабочие места. Во время кризисов разражается общественная эпидемия, которая всем предшествующим эпохам показалась бы нелепостью, - эпидемия обнищания и бедности. Общество оказывается вдруг отброшенным назад к состоянию внезапно наступившей бедности. 
 
Невидимая рука рынка опустошает карманы граждан, лишая их всех жизненных средств. Кажется, что промышленность, торговля уничтожены, - и почему? Потому, что общество обладает слишком большой цивилизацией, имеет слишком много жизненных средств, располагает слишком большой промышленностью и торговлей. Производительные силы, находящиеся в его распоряжении, представляют опасность для социальных паразитов. Поэтому планомерное ограбление и бедность служат защитой для паразитического образа жизни сверхбогатых людей.
 
Развитие капиталистических отношений собственности, регулируемых экоэтикой, проистекающей из глобального экологического принципа не вредить себе и другим, минимизирует социальный паразитизм.
 
Когда общество консолидируется идеей нравственности, кооперации и сотрудничества, социальные паразиты задерживают общественное развитие. А когда созидательные силы начинают преодолевать эти преграды, они приводят в расстройство социальных паразитов, ставят под угрозу существование наворованной собственности и финансов. Паразитарные отношения стали слишком узкими, чтобы вместить туда всех желающих капиталистов.
 
Каким путем преодолевают капиталисты кризисы? С одной стороны, путем вынужденного сокращения финансирования рабочей силы и своего бизнеса. С другой стороны, путем криминальных захватов чужой собственности и денег. Они сами используют сокрушительные кризисы для своего обогащения и уменьшают средства противодействия им.
 
Сговор стал основным оружием социальных паразитов по ограблению  всех капиталистов мира, превращению их в зависимых бюрократических предпринимателей, то есть бизнесменов от государственного финансирования, а вернее от разворовывания бюджетов - бюджетопотрошителей.
 
Так социальные паразиты выковали оружие, несущее им смерть. Они породили граждан, которые направят свое жизненное время на  минимизацию социального паразитизма, на разрешение проблемы неравенства.
 
Современная экономика превратила человека в ненужную вещь. Для производства и присвоения денег население не нужно в таком объеме. Поэтому массы людей лишены работы, денег и других ресурсов для выживания.
 
Они – помеха паразитизму. Поэтому население мира подвергается ограничениям в доступе к распределению благ. Эта деспотия тем мелочнее, ненавистнее, она тем больше ожесточает, чем откровеннее ее целью провозглашается нажива небольшой кучки нравственных уродов – лиц, лишенных совести, чувств уважения и сострадания к другим людям.
 
Чем менее искусства и силы требует труд, т. е. чем более развивается современная техника и технологии, тем более квалифицированный труд вытесняется низкоквалифицированным. По отношению к работнику  различия пола, возраста, образования, культуры утрачивают всякое значение. Существуют лишь рабочие инструменты, требующие минимальных умений ими пользоваться.  Сложные инструменты посильны образованным людям, которые представляют опасность для паразитов, поэтому примитивизация средств труда и рабочих мест становится ведущей тенденцией в экономике. 
 
Когда заканчивается эксплуатация рабочего и он получает, наконец,  свою заработную плату, на него набрасываются мелкие паразиты – управляющая компания или председатель жилищного кооператива, безнравственные врачи, учителя, налоговики, кредиторы, местные чиновники-коррупционеры и т. п.  Им нужны деньги, и другого способа их получить нет, кроме вымогательства по всем правилам юриспруденции. Кто собирает через обязательные платежи, кто через угрозу болезни или теста, кто через подведомственный акт, направленный на очередное ограничение прав человека и гражданина.
 
Представители всех профессий, наблюдая безнравственное поведение своих руководителей, опускаются до вымогательства сами, морально разлагаются и свою профессию подвергают криминализации. Так возникла профессиональная преступность, когда представители профессии ограничивают доступ к своему формальному делу только посредством взноса денег, и затем дают право новому члену на сбор денег среди тех, кто вынужден пользоваться услугами этой профессии. Например, профессия полицейского. За деньги можно получить профильное образование, за деньги покупается должность и право не выполнять обязанности полицейского бесплатно.
 
Для минимизации социального паразитизма создаются  социальные сети нового поколения – дискурсивно-оценочные сети. Это сети для обеспечения обратной связи на основе дискурсивно-оценочного метода. Они закрепляют принципы нравственного поведения и экологического культурного кода у каждого своего пользователя, являются средством  глобального стратегического дискурса  с открытым гражданским обществом.  Такие сети реализуют цели по  развитию общества, государств и бизнеса на основе нравственных ценностей; внедрению в общественные отношения нового культурного кода поведения и управления: экоповедение и экоуправление, обеспечивающие  в каждой стране мира наведение нравственного правового порядка и восстановления справедливости.
 
Для общества дискурсивно-оценочная сеть имеет практическую пользу применения:  помогает гражданам страны преодолеть негативные последствия дикого капитализма и улучшить собственную жизнедеятельность посредством активного участия в обсуждении и оценке социально-значимых решений, защите прав и свобод, собственности. Нравственный правовой порядок позволит обеспечить социально-экономическое развитие общества и государства, чувство солидарности, справедливое настоящее и светлое будущее.
 
Для бизнеса: защищает собственность от посягательств административных преступных групп (АПГ – корыстный сговор представителей органов исполнительной власти, правоохранительных органов и суда, бизнеса  и криминала, направленных на придание правомерного вида процессу захвата чужой собственности, бизнеса, денег).
 
Для власти: помогает руководителям органов власти повысить уровень доверия граждан; создать условия для эффективной реализации всех своих программ и реформ.
 
Существующие социальные сети реализуют две функции: массовой коммуникации и информации.  При этом сами пользователи социальных сетей не имеют возможность контролировать собственные данные и влиять на решение актуальной для них проблемы - неравенство.
 
В основу социально-оценочных сетей положен дискурсивно-оценочный метод - это визуализация дискурсивного процесса (общения пользователей и экспертных оценок) в отношении массовых этических оценок  социальных субъектов с использованием различных шкал от эмоциональных до более сложных - шкал вреда, должного поведения.
 
Оценка поведения нужна не только для воспитания ребенка, но и для воспитания взрослого человека, способного соблюдать в своем поведении требование глобального экологического императива - не вреди себе, соседям, среде обитания.
 
Социально-оценочные (дискурсивные, дискуссионные) сети позволят пользователям влиять на решение проблемы неравенства и коррекции паразитарного поведения некоторых социальных субъектов без участия централизованных структур (государство, специальные службы, следствие, суды, тюрьмы и т.д.
 
Современные социальные сети по разным причинам вынуждены сотрудничать с централизованными структурами и продают  данные пользователей, оказывают заказное влияние на их предпочтения, не влияют на решение проблемы  неравенства.
 
Социально-оценочные сети (СОС), основанные на дискурсивно-оценочном методе (ДОМ) - это путь к децентрализации интернета.  Любая экономика на планете уязвима от санкций централизированной структуры, которая контролирует создание и использование базовых технологических платформ.  Вложение средств в производство и эксплуатацию новых технологических платформ нового типа, например таких как социально-оценочные сети, является не только средством защиты собственной экономики, но и развитием собственного дела и капитала, структура которого будет в XXI веке иная, чем в XX.
 
Если сегодня капитал составляют финансы и собственность на недвижимость. То капитал XXI века  будет включать в себя финансы, собственность  и людей  - пользователей социально-оценочной сети. Именно люди как часть капитала,  будут основой децентрализованного влияния на решение проблемы неравенства, устойчивости собственности и частного дела, гарантии свободы и демократии, соблюдения прав человека.
 
Сегодня возник спрос на новый вид социальных сетей, которые, как и биткоин, не нуждаются в централизованном контроле. Однако биткоин зависит от рынка и его конъюктуры, а криптовалюта нового типа, порождаемая социально-оценочной сетью, зависит только от поведения человека и отношения к нему других. Чем лучше человек, т.е. соблюдает экологический императив (не вреди себе и другим), тем больше процесс его монетизации как пользователя такой сети. Производство и получение новой криптовалюты будет тесно связано с соблюдением экологического императива (не вреди себе, соседям, среде обитания). Быть хорошим человеком будет выгодно и доходно. Теперь это будет профессией в отличие от ситуации экономики и политики прошлого тысячелетия.
 
Децентрализованные социальные сети - это социально-оценочные сети, пользователи которых выиграют от того, что они станут неотъемлемой частью капитала XXI века.
 
Недостатки современной экономики в ее криминализации  и утрате этики. Человек стал лишним звеном обогащения, формирования и сохранения капитала. Появились миллиарды ненужных людей.  Проблема неравенства стала основной.  С другой стороны созданы материальные технологии, позволяющие удовлетворять не только физический, но и финансовый голод, делать человека нужным для сохранения власти и капитала. Социально-оценочные сети могут делать человека производителем и оператором криптовалюты нового типа, основанной на монетизации человеческих отношений - взаимного доверия.
 
Дефицит доверия будет приводить к утрате капитала, сохранение доверия обеспечит устойчивость капитала и его развитие.  Такой подход является угрозой для экономики старого типа, построенной на криминале и централизованном насилии и произволе.
 
Свобода и демократия возможны лишь в ситуации равенства возможностей субъектов и соблюдения определенных социальных стандартов поведения, не лишающих этого субъекта общественного доверия.
 
Социально-оценочные сети – это универсальные платформы, которые  дают пользователям полный контроль над собственным поведением и динамично меняющимися персональными данными.  Общественная, массовая этическая оценка - это реальный мотив к тому, чтобы соблюдать конкретные нормы в поведении, направленные на реализацию экологического императива - не вреди себе и другим.
 
Не соблюдение экологического императива ведет к утрате общественного доверия и развалу собственного капитала.  Сегодня много лиц специализируется на том, что предоставляют платные услуги по обходу права, законов. Это бизнесмены на нарушении прав человека.  Мы таких лиц помечаем как "социальные паразиты".  При запуске социально-оценочных сетей такие жулики и аферисты будут видны. Это лица, которые быстро приобретут низкий социальный статус не смотря на уже солидный капитал и влияние, построенное на коррупции.  Централизованные структуры не устойчивы к коррупционным и криминальным атакам. Децентрализация создает прямую угрозу криминалу и коррупции как методам получения и сохранения капитала XX века.  В XXI веке только социально-оценочные сети, построенные на базе дискурсивно-оценочного метода, станут инструментом получения, сохранения и развития капитала, придадут ему экологический характер.
 
Социально-оценочные сети - это новая технократическая идеология,  которая посвящена человеческой, настоящей стороне вещей и капитала. Она означает, что нам следует уважать и приумножать личности вокруг своего капитала.  Вкладывать в людей, инвестиции в человеческий фактор - вот тренд XXI века. Тогда тренд XX века (никому, никогда, ничего) уйдет в прошлое, станет историческим реликтом безнравственной экономики бандитов и мафий прошлого тысячелетия.
 
Социально-оценочные сети на основе дискурсивно-оценочного метода могут забрать власть и деньги  у централизованных систем и вернуть их людям. Они не выйдут из-под контроля общества, так как в их основании заложен экологический императив - не вреди себе, соседям, среде обитания.
 
Конструирование социально-оценочных сетей на основе других принципов, например принципа контроля централизованной структурой, неминуемо ведет к нарушению прав человека и составляет угрозу миру и благополучию людей на нашей планете.
 
 
Подводя итоги, можно декларировать переход к новому  этапу культурной эволюции, который  осуществляется на основе глобального экологического принципа (ГЭП). Из данного принципа следует возникновение и развитие экоэтики - области  исследований, в рамках которой изучается нравственность, под которой понимается поведение человека, при котором в равных отношениях не причиняется вред себе, другим и окружающей среде. Экоэтика выражает  основную сферу регуляции человеческих отношений и связанные с ней чувства солидарности, справедливости, этической свободы и ограничений поведения.
 
Экоэтика решает все мировые проблемы, является фундаментальным обобщением этических подходов, которые вытекают из всех религиозных доктрин и философских учений.
 
Экоэтика лежит в основе экосоциальных технологий, которые  и должны сформировать новую мировоззренческую парадигму для всего человечества.
 
На базе экосоциальных технологий конструируются и внедряются дискурсивно-оценочные сети, которые обеспечивают нравственное и созидательное поведение масс. Сейчас время созидать. Мы придаем процессу глобализации нравственное координирующее начало.
 
Наша общая задача – изменить метакультурный код человечества, перейти к экокультуре: глобальному стратегическому дискурсу с  обществом.  Решается эта задача путем поддержания в человеческих  отношениях экоповедения и экоуправления с помощью экосоциальных технологий, основанных на визуализации в информационных средах (обратных социальных связей в режиме реального времени и конструируемых на основе дискурсивно-оценочного метода).    
 
Противостоять  антикультуре дикого капитализма с его идеологией всевласти денег (монетократии, веры в деньги как в Бога) и социальным паразитизмом могут только дискурсивно-оценочные сети, создаваемые на основе дискурсивно-оценочного метода, разработанного советскими учеными Чигиревым В.А. и Юнацкевичем А.И. еще в годы СССР.  Они создали идеологию-технологию нравственности (на базе которой в дальнейшем их научной школой разработаны экосоциальные технологии), которая и должна купировать  безнравственную терминальную стадию капитализма. 
 
Технологические разработки Чигирева В.А. и Юнацкевича П.И. можно сравнить с вариантом известного плана СССР по производству ответного ядерного удара «Мертвая рука». Только тут применимо сравнение «Созидающая рука», которая независимо ни от чего устанавливает новый порядок, экопорядок, на территории СССР, разрушенной и разграбленной диким капиталом. Благодаря поправке в Конституцию Российской Федерации пункт 1 статьи 67.1 Российская Федерация является правопреемником СССР.  Чигирев В.А. и Юнацкевич П.И. создали и предложили всему миру технологию, которая должна похоронить то, что уже мертво – безнравственный капитализм. И отрадно, что эта технология внедряется в жизнь, ее элементы стали широко применимы, в том числе в сфере влияния на изменение культурного кода.
 
 
 
Мокренко Валерий Иванович
доцент Института социализма
кандидат исторических наук
член социалистического интернационала СНГ